<![CDATA[]]> http://bazhkenova.yvision.kz/feed/ Fri, 28 Jul 2017 16:40:48 +0600 https://yvision.kz/images/userpics/bazhkenova-normal.jpghttp://bazhkenova.yvision.kz all rights reserved Zend_Feed Казахи. Недолюбленные девочки и залюбленные мальчики

Дом какого-нибудь дяди, наполненный сытыми и довольными гостями, и один из двоюродных братьев - распустившим хвост павлином - в центре их одобрительного внимания. "Джигит! Маладес! Апчу!" - и все в таком роде. А по стеночке невидимыми тенями многочисленные двоюродные сестры.

Это картинка из моего детства, она навсегда осталась в моем сознании. Девочек, куда бы мы с родителями не приезжали в гости, всегда было много - работящие, прилежные, серьезные, подчеркнуто небалованные и не капризные, они производили удивительно "взрослое" впечатление. А рядом всегда бегали их залюбленные братья.

Девочки не были затурканы, в смысле жестокого обращения или чего-то такого, а мальчики избалованы вседозволенностью - не поймите превратно. Нет, всего навсего - одни получали избыточное внимание и любовь взрослых, а другие, откровенно говоря, ничего. Одних постоянно ласкали старики, а с другими обращались, я бы даже сказала, сурово. Не жестоко, не бессердечно, но без видимой теплоты. Не припомню случая, когда в центре дастархана, за которым собрался весь аул, оказалась бы девочка, и все одобрительно цокали языками, а она довольная улыбалась.

Все поколения казахских женщин, вплоть до 2000-х годов - 
это поколения женщин, недолюбленных в детстве. Я не буду тут расписывать, что это значит для национального характера - тема давно раскрыта психологами.

Меня эта закономерность начала раздражать задолго до того как я прочитала первую книжку по психологии. Мне было лет 5, когда я поставила подножку кузену, который бежал самодовольный с огромной горстью конфет после стариковского дастархан-бенефиса. В другой раз пролила на кого-то горячий чай, потом дала кулаком под дых. Иногда разодравшись со всеми, я бежала к бабушке, и тогда она, обняв меня и жалея, приговаривала: "Э-э-э-й, бай-гыз, озынде де бар". Может быть, она была права. Я и сейчас, отражая словесные удары, объединившихся в стаю мужичков, иногда думаю - эээй, озынде де бар.

Но каждый должен вести свою битву, как может!

Со всемирным Днем девочек вас! Выпьем за то, чтобы в Казахстане не осталось ни одной недолюбленной девочки!

]]>
Sat, 11 Oct 2014 14:23:14 +0600Bazhkenova@yvision.kz (Bazhkenova)девочкимальчикибажкеноваhttps://yvision.kz/post/433502https://yvision.kz/post/433502
Остросоциальные размышления. Так что такое родина? к

Прочитала тут  на Yvision (http://yvision.kz/post/248150)пост Аскара Сеитова. О земле и народе. Автор пишет, что земля это совсем не важно - главное народ. Мало ли что люди пишут, конечно но...

... Я недавно как раз перечитывала историю Казахстана (в связи с дискуссией о государственности), и хоть знала о древней традиции "гуси вольные", по-новому ее увидела. Земля не была для кочевников высшей сакральной ценностью - высшей был род, родичи, свои люди. И формой протеста в степи было не сражаться за свою землю, а оставить ее. Собрал соплеменников, скот, пожитки, сложил юрту и откочевал. Так поступали даже прославленные султаны Жанибек и Керей. Так сегодня поступают многие казахстанцы, эмигрируя за рубеж - это в своем роде протест. Разговаривала с чиновниками комитета по миграции ООН: на первом месте у казахстанцев, желающих выехать, стоят не экономические причины, а ментальные. Они не довольны существующим порядком вещей, коррупцией, не видят здесь будущего для себя и своих детей, и - голосуют ногами. Прямиком до Канады.

Это моя территория! - говорил один древний человек. Это мои люди! - говорил другой.

Интересно, как сильно это закладывается в геном нации и закладывается ли вообще. Вот к примеру, рискованное в свете еще молодой независимости (молодая - значит легко потерять) решение вступить в Таможенный, Евразийский союз, - связано ли на тонком глубинном уровне с этой чертой "вольных гусей", которые потерять землю не очень боялись?

Большая разница в отношении "земля-народ-родные люди" заложена также у мужчин и женщин. Возьмем мифы, легенды, реальные исторические события любого народа и увидим, что женщина идет сражаться не тогда, когда враг переступал ее землю - тут ее роль довольно пассивная, - а когда погибал родной человек, член семьи. Первая шахидка в истории Суламифь, Ярославна, Баудика - все они мстят, воюют или, в крайнем случае, выходят к врагу и взывают к его совести и чести, не потому что он топчет ее священную землю, а потому что убил ее сына, отца, брата, мужа. Но в этом случае женщины-воительницы уже безжалостны, бесстрашны и страшны в своем гневе.

Сегодня читая разные заявления и интервью политиков, публицистику журналистов и общественных деятелей, наконец, посты обычных людей, я часто нахожу эту черту у наших мужчин. Одна мысль настойчиво повторяется, - что главное для мужчины семья, ее спокойствие и благополучие. Ради нее, семьи, он готов (и должен быть готов) стерпеть все. То есть высшей сакральной ценностью для мужчины провозглашается семья, читай, свой род, свои люди. На круги своя. Между тем мужское начало по своей природе всегда во все времена было обращено в мир, во внешнюю землю, женщины - внутрь, в дом....

]]>
Sat, 04 Oct 2014 15:21:41 +0600Bazhkenova@yvision.kz (Bazhkenova)казахстаннезависимостьземляhttps://yvision.kz/post/432421https://yvision.kz/post/432421
Мы - Путешественники. Ночь в Стамбуле

Я летела в Малагу через Стамбул. Неудобная стыковка, целая ночь в порту – я купила билеты, как это бывает, в последний момент. Но не расстроилась: в Стамбуле я была очень давно, конечно же, днем и мельком, а тут возможность погулять по ночному городу. Мне сказали, что экскурсию можно заказать прямо в аэропорту. 
Так и есть, только индивидуальный тур стоит 250 долларов, а попутчиков в 9 часов вечера я не нашла. Поэтому решила ехать в город на метро или автобусе.

На этом месте, обычно, следует вопрос: не страшно было? – Нет! 
Ни в Маниле, где я однажды заблудилась, а уже дома, посмотрела программу Дискавери и узнала, что это самый опасный город в мире. Ни в Лондоне, о чем однажды уже писала, ни в Дели… ни в Нью-Йорке, в центре которого в последнюю ночь перед отъездом из-за любви к искусству осталась одна и без денег даже на такси, чтобы добраться до отеля. (Об этом как-нибудь расскажу отдельно).
Дело не в моем бесстрашии или безбашенности, а профессии. Думаю, все журналисты поймут меня. Я в двадцать с небольшим ездила одна в командировки в глухие отдаленные аулы, в которых постоянно что-то происходило, то девочек похищали в рабство, то массовое убийство; добираться до некоторых из них нужно было чуть ли не на осликах, ночевать непонятно где – страх перед неизвестностью в таком деле не помощник. Но и терять благоразумие не стоит.
В общем, я доехала до площади Таксим на автобусе, запланировав оттуда же, этим же рейсом вернуться назад. За пределы площади и знаменитой улицы Истиклял решила не выходить. Благоразумие!

Это был июль, месяц Рамадана. Площадь, улица – все было залито разноцветными огнями иллюминаций и заполнено людьми в каком-то приподнято-праздничном настроении. Местные, туристы, попрошайки…
Все сверкало и радовалось заходу солнца и предстоящей ночи, свободной от сурового поста. На каждом углу предлагали то вареную кукурузу, то жареные каштаны; двери магазинов, несмотря на 11 часов, были гостеприимно открыты; откуда-то доносилась музыка, с одной стороны – современная, сотрясающая чей-то танцпол, с другой – протяжная восточная. В воздухе витал запах кальяна и чего-то запретного, авантюрного.

Я засмеялась от радости и мысленно похвалила себя за то, что не поленилась, приехала. Купила каштаны, выпила чашку турецкого кофе, посидела возле какого-то памятника рядом с толпой цыган, послушала уличного музыканта, певшего на пару с маленьким сыном что-то очень похожее на центрально-азиатский маком. Зашла в первое попавшееся кафе, где долго подглядывала за местной парой...
А потом и сама познакомилась.

Так всегда, ты всегда знакомишься с кем-то из местных, если гуляешь по чужому городу. Это может быть любознательный мальчик-подросток, которому интересны иностранцы или добрый старик, но это всегда мужчины. Кстати, интересные попутчики в самолетах и аэропортах, которые после нескольких часов общения становятся почти родными, но потом о них быстро забываешь – тоже всегда мужчины. Странная закономерность, если ты не ставишь себе такой цели и не являешься сексистом или секс-туристом. Но почему-то получается именно так...

И старики, и мальчики в чужой стране одинаково интересны, но в стамбульском кафе сидел молодой мужчина, лет тридцати с небольшим. По-моему, он удивился, как быстро и легко я поддержала разговор, но честно говоря, подсознательно я этого ждала. Сидела, пила кофе, рассеяно рассматривала снующую мимо толпу, и все это время подсознательно расчетливо ждала, что кто-то – хорошо бы не маньяк – обязательно захочет поговорить с одинокой иностранкой. Все-таки ночью в огромном мегаполисе в какой-то момент может стать неуютно, и потом местные всегда покажут вам город с самой интересной стороны. Причем бесплатно, а не за 250 долларов.

И Нури, так звали моего турка не обманул – он показал мне самый прекрасный Стамбул из возможных. Мы с ним до утра пешком обошли всю европейскую часть города. Сначала шли по одной из самых злачных улиц мира, Истиклял, останавливаясь возле каких-то заведений с космополитичной тусовкой, танцующей у входа за недостатком мест внутри. «Это все геи, лезбиянки и проститутки,» - с комичной серьезностью прошептал мне в ухо Нури возле одного бара. Я стояла как вкопанная и зачарованно смотрела на странных людей в коже, с хлыстами в руках, а он, видимо, заревновал. И мы пошли дальше. Зашли в кафе, полное совсем другой публики – серьезных, сосредоточенно жующих турков – последний ужин до следующего заката. Нури тоже поел, он держал пост.

По мере того как мы шли, становилось все тише, темней, безлюдней. Лишь иногда мимо проходили сомнительного вида парочки, или не в меру трудолюбивый торговец запирал свою лавочку, перед тем как, наконец, отправиться спать.

Когда мы покинули Истиклял и вышли на перекресток, с которого начинается самый большой проспект Стамбула, вдали раздалась песнь утреннего Азана; кажется, на часах было 3.45. Ночи в начале июля короткие. Нури нашел ларек, где ему дали чай с сахаром и вынесли на улицу стул с двумя стульями. У правоверных мусульман была последняя возможность выпить и перекусить перед рассветом.

Я сидела в ночи на тротуаре, отхлебывая сладкий чай из изогнутого стеклянного стакана, слушала голос муэдзина, изредка поднимая голову к небу, удивительно звездному в Стамбуле. Я пыталась запомнить, отпечатать в себе это мгновение.

Так не спеша, разговаривая и даже подсказывая кому-то дорогу, мы добрались до Босфорского залива. Мост стоял абсолютно пустой, машин в это время не было, а из людей – только редкие рыбаки, и все окружающее – мост, залив, сверкающая мечеть Сулеймания с одной стороны и султанский дворец с другой – из-за этой пустоты казались декорацией к фильму. 
Но это одиночество города длится всего мгновение – выдох и вдох – считанные минуты между закончившейся ночью и начинающимся утром, когда последние машины и прохожие только закончили мельтешить, а первые еще не начали. Ты как в замедленной съемке проходишь мост, сворачиваешь в направлении Аль-София, секундная стрелка тикает, и – вот уже появляются поливальщики, уборщики - верные солдатики города. Он оживает, так и не успев передохнуть.

Мы заглядывали за ограду старинного парка, султанских гаремов, в окна бань; долго бродили вокруг величественной, непривычно скромной без толп туристов Аль-Софии, пока на наших глазах ночную подсветку не отключили и она погрузилась в еще не отступившие сумерки. Рассвет в Стамбуле не такой внезапный как в Алматы. Солнце здесь поднимается деликатно, постепенно, будто давая человеку время опомниться, снова привыкнуть к своему беспощадному свету.
Напротив Аль-Софии стоит Голубая мечеть, к моему удивлению, она была открыта. Оказывается, во время Рамадана мечеть работает круглосуточно, и каждый может войти в нее, и, к примеру, поспать на пушистых коврах. Я спать не стала, но отдохнуть прилегла. Недалеко от мальчика, дрыхнувшего, что называется, без задних ног. У стены сидели и вполголоса разговаривали женщины в хиджабах. На меня никто не обращал внимания, и я предательски подумала, что если бы не Нури, поспала тут пару часов. Он ждал меня на улице, в мечеть почему-то заходить не стал.

Мы закончили свою экскурсию в самом тривиальном районе, там, где казахстанские и русские шоп-туристы закупают вещи. К этому времени город уже зажил своей обычной будничной жизнью: уличный шум нарастал, машины опять суетливо сновали туда-сюда, навстречу шли прохожие, среди которых почти не было женщин. Я по настоянию Нури, позавтракала сытным чечевичным супом, потом мы спустились в метро и поехали в аэропорт. По дороге он с подозрением в голосе спросил меня: зачем я вообще еду в Малагу, – я ответила, что на конференцию, – В Малагу на конференцию? – удивился Нури, – Что за конференция? - По вопросам демократии и безопасности, придумала я. Нури покачал головой, мол, и носит же тебя. Он прошел со мной до самого паспортного контроля, где в очередной и последний раз спросил: "Ты ведь точно приедешь в августе? Мы поедем на острова, про которые глупые туристы ничего не знают..."

Я не решилась сказать правду: что, конечно же, никуда я не приеду, и мы больше никогда не увидимся. Потому что ночь в Стамбуле может быть только один раз.

]]>
Sun, 07 Sep 2014 11:00:32 +0600Bazhkenova@yvision.kz (Bazhkenova)стамбулбажкеноваhttps://yvision.kz/post/428416https://yvision.kz/post/428416
Киномания. О стереотипах в Голливуде

- Вы, американцы, считаете себя открытыми, а может вы просто бестактны? 
- А вы (русские) считаете себя поэтами, а может вы просто обидчивы?

Диалог из фильма "Джек Райнер: теория хаоса", и лучшее из него. Фильм пустячный, но в некотором смысле знаменательный - потому что первый после холодной войны, где так карикатурно изображены не просто "русские бандиты", но система власти. 
По сюжету русский олигарх задумал теракт против США и последующий глобальный финансовый хаос, но намек указывает, что на самом деле это планы людей повыше, из самого Кремля, которых олицетворяет блистательный Барышников. А олигарха, на крайних нотах, играет Кеннет Бранна. Играет, несмотря на всю пародийность образа весьма правдоподобно. Тяжелый взгляд, мимика, манера разговора - видимо, актер просмотрел немало видеохроники - что-то подметил и так передал типаж, что смотришь и думаешь: ба, да это же, например, Сечин. Ну или наши представления о нем. Герой Бранны в первой же сцене до полусмерти избивает врача, который не смог попасть ему в вену, демонстрирует зрителям татуировку двуглавого орла на руке, а через несколько минут прямо в кабинете убивает главу собственной службы безопасности. Регулярно ходит в Храм Христа Спасителя в сопровождении телохранителей. Есть в этом хрестоматийном клюквенном наборе место и лесу с березками и прощальному, сентиментальному: "я всегда думал только о России".

Но не спешите все валить на пропаганду и ненависть к России. Дело всего лишь в деньгах. Сегодня тема России, Путина, как харизматичного антигероя, очень популярна в мире, вот голливудские продюсеры и решили поэксплуатировать ее. И ХХС не случайно навязчиво мелькает на заднем фоне - дело, конечно же. в Пусси райот.
Голливуд, как правило, живо реагирует на события в мире, извлекая из них дополнительную кассу. 
Если не брать в расчет слишком очевидные примеры - образы офицеров КГБ или фашистов - то я заметила конъюнктурность Голливуда, например, в фильмах второй половины 80-х годов. В них очень много отрицательных персонажей японцев – они почти все – либо мафиози, которые рубят самурайскими мечами головы своим врагам, либо бесчувственные финансисты-плутократы. Помню один фильм – не категории Б, а с выдающимся Шарлем Бронсоном – где все плохие люди оказываются японцами, а все японцы – плохими людьми.
Думаю, это не случайно, конец 80-х – время торговых войн между США и Японией и, как мне кажется, причина в этом. Но дело не в заказе министерства торговли, а опять-таки в коммерческом расчете. Обычный американский потребитель в то время читал новости с полей торговых войн и всей душой ненавидел японцев, и Голливуд удовлетворял его моральный запрос. 

Кстати, азиатам в Голливуде вообще не везет. Мужчины-азиаты в американских фильмах, как и русские олигархи, или жестокие члены якудзы/триады, или смешные подобострастные маленькие люди, работники какой-нибудь закусочной. Голливуд долгое время отказывал азиатским мужчинам в мужественности и сексуальности, потому что долгое время таким был запрос зрителя, вернее, его не было вовсе. Поэтому если азиат и появлялся в фильме, то в отрицательном амплуа. Доходило до смешного. есть фильм, довольно известный, но я не могу вспомнить название. По сюжету, в трудную школу, в плохом, криминальном районе приходит работать новый директор и начинает бороться с преступностью. Очень скоро он обнаруживает, что в школе действует налаженный сбыт наркотиков и за всеми безобразиями стоит кто-то взрослый. Школа черная, директор – белый. Кто оказывается тем негодяем, что сбивал детей с истинного пути? Учитель физкультуры, азиат, каратист. 

Однако времена меняются и к концу 90-х, началу 2000-х азиатский мужчина начинает потихоньку проявлять и положительные качества, например, сексуальность. Тут его ждет немало трудностей. К примеру, в фильме "Ромео должен умереть" герой Джетта Ли, по сценарию, в финале должен был поцеловать героиню – мулатку – но такой межрасовый микс так не понравился фокус группе, что сцену пришлось переписать. Джет Ли в конце просто обнимает женщину, которую любит, хотя навсегда с ней прощается. 

Уверена, что эта ситуация скоро измениться – миллиард китайских зрителей уже сегодня заставляют продюсеров менять свои взгляды на красоту. В современном популярном сериале "Менталист" один из центральных персонажей – инспектор Чо – как будто намеренно ломает собственные голливудские стереотипы. Он мужественен, привлекателен, немногословен – настоящий азиатский Клинт Иствуд в лучшие годы. 

Но кто-то должен быть мальчиком, или, в данном случае, девочкой для битья. Теперь по моим наблюдениям больше всех достается азиатским женщинам. Вы не обращали внимания на то, как часто в фильмах нулевых в эпизодических ролях мелькают первостатейные стервы-карьеристки юго-восточно-азиатского происхождения? Если в этнографических лентах, таких как "Мемуары гейши" они еще выступают в разных амплуа, то в тех, где действие происходит в США - обычно только в отрицательных. В чем дело? Да в том, что среди женщин в США азиатки являются самой высокооплачиваемой группой, они славятся своим фанатичным трудолюбием в работе и это постоянно обыгрывают в фильмах нулевых и десятых годов.

  ]]>
Mon, 20 Jan 2014 12:20:03 +0600Bazhkenova@yvision.kz (Bazhkenova)теория хаосаазиаты в киноhttps://yvision.kz/post/396464https://yvision.kz/post/396464
Киномания. 12 лет рабства, или вся жизнь

 

У нас как-то тихо проходит прокат одной из лучших картин года «12 лет рабства». Не сделайте ошибки, решив, что восторженная критика является данью политкорректности – это не так – обязательно сходите. «12 лет рабства» не имеет отношения к конъюнктуре, это действительно очень хороший фильм, снятый одним из лучших новых режиссеров 21 века, афробританцем (если можно так выразиться) Стивом Маккуином. Причем сюжет основан на реальных событиях, описанных в мемуарах Соломона Нортапа, которые в конце 60-х годов 20 века были к тому же проверены учеными-историками на достоверность. Так что это документ эпохи. И сделан фильм в жанре строгого реализма, без намека на тарантиновскую постмодернисткую иронию (ну, "Джанго" был совсем недавно, сравнение напрашивается). Это серьезное, натуралистичное, жесткое кино о рабстве. О рабах и хозяевах. О их быте, нравах и нравственности.

Если бы это был просто хороший фильм, или главный герой был обычным рабом, то главная тема осталась бы в этих временных исторических рамках. Но фильм получился мощный, а главный герой слишком незауряден, (можно сказать, первый представитель среднего черного класса, на столетие опередивший свое время), поэтому кино это – про рабство, но не только про то, что процветало на южных американских плантациях. А вообще про рабство человека.

1841 год, герой Соломон Нортап, талантливый скрипач, отец и муж респектабельного семейства. Он свободный человек, заработавший себе дом, честное имя и уважение белых, что удивительно для своего времени даже в северном американском штате. Он умен, образован, умеет читать и писать. 

И этого человека похищают и делают рабом. 

Трудно придумать что-то более страшное, что может случиться со свободным, мыслящим человеком. Положение Соломона несравнимо с положением остальных рабов, хотя такое сравнение и негуманно, ведь они терпят такие же лишения, как он. Но он свободен по рождению и, что важнее, по духу. Он образован, интеллигентен - в этом весь ужас его положения. И опасность для хозяев. Одна из хозяек постоянно подозрительно выспрашивает биографию Соломона, она видит в его незаурядности угрозу, и он в конце концов усваивает, что для выживания нужно камуфлироваться, притворяться тупым и даже разговаривать с характерной интонацией раба. Но внутри сломать скрипача Соломона (у меня тут возникла аллюзия с «Пианистом» Полански) невозможно. 
В отличие от его хозяев – это другая важная тема фильма Маккуина. В положении «раб-хозяин» в итоге все оказываются рабами. И это еще надо посмотреть, чья душа пострадает больше. 

В картине перед нами проходит большая вереница героев – плантаторов и рабов – даже совсем эпизодических, но чрезвычайно выразительных. Вот бывшая рабыня, влюбившая в себя белого господина и благодаря этому сама ставшая черной госпожей – старательно оттопыренный мизинчик и короткий монолог в один миг высвечивают всю ее судьбу. А другой раб радостно кидается к приехавшему к нему на помощь старому доброму хозяину, удивительно напоминая при этом благодарного пса. Белый плантатор Майкла Фассбендера нравственно опустошенный собственным господством. Другой белый плантатор – Камбербетча – еще пытается оставаться человеком в нечеловеческих условиях, да только это невозможно. На плантации – все рабы.

Картине Маккуина «12 лет рабства» и исполнителю главной роли Чиветелю Эджиофору я бы отдала Оскар за одну только сцену похорон раба. Пересказывать ее бессмысленно. Она невероятно сильная по эмоциональному воздействию. Если у вас в душе что-то не дрогнет, когда рабы, провожая друга, поют протоблюз, предтечу того, что сегодня властвует во всех музыкальных чартах, а герой, воспитанный на классической музыке, сначала молча слушает и камера крупным планом следит за каждым мускулом на его лице, а потом в отчаянии подхватывает и песня звучит прекрасным гимном.... Значит, у вас нет души.

http://www.youtube.com/watch?v=pHZfvV9RztY

  ]]>
Mon, 23 Dec 2013 13:16:05 +0600Bazhkenova@yvision.kz (Bazhkenova)эджиофор12 лет рабствафассбендеркамбербетчhttps://yvision.kz/post/392737https://yvision.kz/post/392737
Киномания. Это «Гравитация» земли...

 

Посмотрела «Гравитацию» Альфонсо Куарона - лучший фильм о космосе, по мнению Джеймса Кэмерона. Я все фильмы о космосе не видела, но соглашусь, наверное, лучший.

Хотя бы потому что режиссер использовал все имеющиеся на данный момент технологии, он долго ждал, когда они достигнут такого уровня, что художественные съемки вселенной нельзя будет отличить от документальных, тех, что снимают современные космоходы. И хоть ждал не зря, дело все-таки не только в технике – это талант визионера Куарона, а не спецэффекты создают в «Гравитации» ощущение абсолютной реальности космоса и состояния невесомости.

Тут надо отметить, что «Гравитация» не только лучший, но еще едва ли не единственный фильм про Космос, который не фантастический. Он не про абстрактное, вымышленное будущее - время, корабли, технические и человеческие проблемы - все настоящее. Никаких инопланетных существ, внеземного разума. То, что случилось в фильме может случиться и в жизни: космонавт может потеряться, утонуть, сгинуть в пучине вне времени и пространства.

 

Как это произошло с астронавтами Райан Стоун (Сандра Буллок) и Мэтом Ковальки (Джорджем Клуни). Они остаются в космосе одни, без связи с землей. Кто читал сборник фантастических рассказов «Калейдоскоп» - такой знаменитый сборник, он был практически в каждом советском доме, - конечно же, вспомнят рассказ Рэя Брэдбери с похожим сюжетом. Там тоже после аварии на корабле астронавта уносит в открытый космос. Я читала этот рассказ в детстве и больше никогда не перечитывала, но помню, что он потрясал воображение. Брэдбери гениально передал вселенское одиночество человека, который остался с этой вселенной один на один. Астронавт знает, что уже никогда не вернется на землю и будет целую вечность кружить вокруг нее маленькой кометой, а в это время на земле мальчик принимает его за звезду и загадывает желание.

Так вот этого – мощи высокой трагедии, глубины, философии – в Гравитации нет. Зато есть фантастический визуал, есть напряжение жанра экшн, чего добиться в сюжете с двумя действующими персонажами нелегко.

Неизбежными стали какие-то банальности, как-то, последние слова человека, которого заживо забирает и хоронит Вселенная: «Боже, этот закат над Гангой ­– это великолепно!» Но даже этот пафос не раздается пустым звуком, а трогает за живое, цепляет, потому как, что еще говорить человеку в такой ситуации - умирая в космосе, любуясь в последние минуты жизни лучшим из возможных в мире видов.

Человек так мал, слаб и ничтожен, но так велик в своем стремлении к жизни, он цепляется за нее из последних сил, и даже перед вселенной не отступает – вот что думаешь, глядя на разворачивающуюся перед тобой космическую симфонию Альфонса Куарона.

 

А Сандра Буллок, сыгравшая одинокую женщину с пустотой в душе, равной пустоте космоса, вполне вероятно, может получить вторую статуэтку Оскара.
– Кто-нибудь там, внизу, смотрит в небо, ждет тебя, Райан? – спрашивает ее игриво Ковальски. Ответ фильма заключается, наверное, в том, что там внизу, на земле, какой бы тяжелой подчас не была ее гравитация, ждут всех.

  ]]>
Fri, 04 Oct 2013 13:35:23 +0600Bazhkenova@yvision.kz (Bazhkenova)гравитациясандра баллокджордж клуникуаронhttps://yvision.kz/post/377432https://yvision.kz/post/377432
После отпускное, лирическое

 

Путь Гогена и путь Ван Гога. А какой предпочитаете вы?

Отпуск похож на полет в космос. Время растягивается и сжимается, следуя особым законам метафизики. Оно течет иначе для тех, кто остается, и тех, кто уезжает.

Возвращаясь из 2-х-недельной поездки, мы жадно расспрашиваем друзей: «ну, что нового? быстрее рассказывайте!» А в ответ слышим удивленное: «а что могло произойти? тебя не было всего две недели». А кажется, целая вечность. Город, офис, прохожие на улице – все должно было измениться!

Но дома все по-прежнему – сообщают тебе серые крыши многоэтажек. В нашей жизни все так же нет места подвигу – вторят им унылые лица прохожих. С возвращением в будни, - шепчут настенные часики, нудно отстукивая свой ход.
Отпуск – больше чем просто отдых. Это короткий побег от обыденности. Путь Гогена длинной в 24 гарантированных Конституцией дней. Поиск красоты жизни в далеких мирах офисным планктоном.

Помню в свой первый раз в Юго-Восточной Азии, я невольно поморщилась при виде старых бледнолицых господ с совсем юными девочками-аборигенками. С тех пор я вижу их постоянно - этих гогенов без мольберта и их муз – в любой стране, где ВВП на душу населения так же мал, как цена этой души.

Но со временем они перестали вызывать эмоции. Разве что жалость. Они так безнадежно веселятся. Так горько пьют. Так исступленно обнимают своих подруг. Отрываются по полной и в этом отрыве от реальности есть что-то надрывное. Я слышу в нем отчаяние среднего класса.

Люди посредственного времени не совершающие ни великих подвигов, ни ужасных злодейств. Которым недоступны ни сказочные богатства, ни нищета. Все притуплено, усреднено. Кофе без кофеина, масло без холестерина, сахар рафинированный, секс – безопасный. Ни любви, ни ненависти.

Зато есть законный, добытый в классовой борьбе отпуск. Время выйти из берегов унылой жизни. Короткие две-три недели, не похожие на другие однообразные дни. Дни, чтобы совершить поступок. Привязать к ноге трос и сигануть со скалы. Покататься на слоне. Еще лучше – его убить. Пить и танцевать до рассвета. Накуриться травы. Заняться любовью на пляже.

 

Время окончания праздника жизни известно с удручающей точностью. День, час, минуты отлета. Надо торопиться. А потом все по-старому, до следующего отпуска. Поэтому атмосфера в барах международных курортов исполнена трагикомизма. «Подари мне надежду на счастье,» - умоляли глаза симпатичного бритта. Увы, приятель, я точно знаю, что оно недостижимо…

Я хотела утешить сына туманного Альбиона. Сказать ему, что в поисках красоты жизни есть путь Гогена, – неожиданно получивший воплощение в массовом туризме – но есть еще и путь Ван Гога. Первый, в поисках красоты бежал к далеким мирам, второй – искал ее в окружающей обыденности.
Но я промолчала. Ведь в итоге Ван Гог сошел с ума и отрезал себе ухо.

  ]]>
Wed, 18 Sep 2013 11:17:48 +0600Bazhkenova@yvision.kz (Bazhkenova)отпускчерногориябажкеноваhttps://yvision.kz/post/374475https://yvision.kz/post/374475
Мэннинг. Просто Мэннинг. Просто идиот
Шпионские скандалы и сами шпионы стали какими-то пародийными, игрушечными. В 20 веке это были Лоуренс Аравийский, Рихард Зорге, Душко Попович (прототип Джеймса Бонда), Абель, Пауэлл. А сегодня - странная компания запутавшихся в жизни молодых людей: Ассанж, Сноуден, Мэннинг, какой-то Миранда... Люди, которые за@бали мир, как остроумно заметил кто-то в твиттере.

Эти молодые люди - пародия во всем. Начиная от внешности, соответствующей ботанам, а не спецагентам, до убеждений, характера деятельности и - прошу прощения это не гомофобия - даже сексуальной ориентации. 
Тем не менее после приговора Мэннингу началось стереотипное, лицемерное подвывание - вот она демократия, гуманизм, за правду человека посадили.

Я хочу спросить: за какую правду? Что, какое преступление американской военщины разоблачил Мэннинг? Это очень важно. Вспомните скандалы Иран-Контрас, Уотергейт, разоблачения 70-х годов о деятельности ЦРУ связанной с физическим уничтожением неугодных иностранных политиков. Тогда кого-нибудь преследовали? судили? Ответ - нет. Потому что это были реальные разоблачения реальных преступлений. Инициаторов не просто не порицали, их данные становились поводом для шумных общественных компаний, расследований, парламентских слушаний, отставок президентов и принятия новых законов. 

После того как в 70-х журналисты - подчеркну, американские журналисты, американские преступления всегда раскрывают сами американцы - предали огласке методы борьбы ЦРУ с враждебными политическими деятелями и лидерами государств, а именно, убийства, в США был принят закон, который запрещает спецслужбам делать это. Да, вплоть до конца 70-х годов делать это - устранять иностранных, только иностранных! политиков в интересах США можно было - позже -нет. Нам с нашим циничным отношением к законам трудно понять такую логику. Но как говорится, не надо мерять всех своим аршином. Англосаксы почитают закон и, например, только после этого ЦРУ оставило свои маниакальные, но безуспешные попытки убить Фиделя Кастро. Закон есть закон, методы работы пришлось поменять. 

Так вот повторяю, никто этих людей не преследовал, они становились героями. А Мэннинг, Ассанж, Сноуден - какие герои? Что они разоблачили? Они просто тупо слили всю секретную информацию какая была в их распоряжении. Одна ошибка одного отдельно взятого солдата в Ираке, о которой и так уже писали - вот все их разоблачения. 
Знаете, это как если бы журналист пробрался в спальню к президенту США, снял на камеру как тот скучно занимается сексом с собственной женой, потом обнародовал запись и претендовал на лавры скандала а-ля Моника Левински.
Я уже не говорю о том, сколько жизней местных осведомителей в Ираке и Афганистане эти идиоты подвергли опасности.

Человек который пользуясь служебным положением, нарушив военную клятву, сливает секретную информацию, только потому что она секретная не герой. Он скорее всего человек с нарушением сексуальной идентичности, нарцисцизмом и обцессиальной депрессией. Кажется, примерно так звучит медицинский диагноз Мэннинга.


  ]]>
Fri, 23 Aug 2013 10:49:28 +0600Bazhkenova@yvision.kz (Bazhkenova)мэннингассанжсноуденмирандаhttps://yvision.kz/post/363460https://yvision.kz/post/363460
Легенды долины Асы

 

Год назад мы с Колей Судаковым снимали репортаж “Новые кочевники»; перегоняли табуны лошадей с зимовки на джайляу – в долину Асы. По ночам у костра как в чеховской «Степи» не сидели, - теперь за табунщиками ездит грузовик с газом, казанами, продуктами, поварихой и салфетками – но за дастарханом тоже выслушали немало поучительных историй. (Фото Николая судакова)

Про козлов

 

 

В один вечер хозяин, Канат-ага рассказал нам про горных козлов тау-теке. Периодически ему приходится отправлять двоих сыновей на особую охоту – на вожака козлов, иначе говоря, альфа-самца. Дело в том, что у теке уже постаревший вожак не подпускает молодых самцов к самкам, даже если уже немощен и сам сделать с ними ничего не может. Свою позицию старый альфа-самец добровольно никогда не сдает – кто-то молодой и отважный должен бросить ему вызов и победить. Но иногда попадаются такие матерые особи, которых и молодежь одолеть не в силах, и сам он не помирает, и самок не покрывает. И тогда популяция горных козлов в округе начинает резко падать.

Эгоизм лидера призванного защищать и способствовать процветанию своего клана, прайда, вида начинает наоборот, работать против, ведет к вырождению. Первый видимый признак этого - растерзанные в клочья тушки молодых отчаянных самцов на узких горных тропах, погибших в схватке со злобным старым альфа-самцом. Дерутся теке весьма жестоко, красочно живописал Канат-ага.

И тогда, чтобы из-за выжившего из ума, эгоистичного старика не погиб весь вид, приходится вмешиваться человеку разумному. Начинается миротворческая операция - прицельная охота на главного козла в местности, благо вычислить его нетрудно, обычно он едва ли не в два раза крупнее остальных, обычных козлов. Человек убивает тирана, молодые самцы покрывают самок, у них рождаются детеныши, на которых охотится человек. Круг замыкается. Все счастливы.

 

 

Про людей

И еще одна история запомнилась, про любовь. Хотя про козлов тоже была про любовь, если задуматься...

Дорога из зимовки в Бугутах в долину Асы проходит через горные ущелья, такие крутые, что удивляешься, как по ним проходят табуны лошадей. На некоторых участках, казалось, по узкой дороге едет только одна пара колес машины – вторая  крутится над пропастью. Я от страха зажмуривала глаза, тем более что Канат-ага периодически засыпал за рулем –  тогда Коля начинал истово тормошить его – просыпайтесь! просыпайтесь! Канат-ага, мы сейчас упадем в пропасть!

На второй день пути мы остановились над одной такой пропастью, оказалось, не случайно: Канат-ага хотел показать нам домик, видневшийся внизу крохотной точкой. Рядом стоит могилка и крест, но их разглядеть сверху почти невозможно.

 

Этот домик построил дядя Вася, почти 30 лет проживший в горах отшельником. Все 30 лет один раз в год к нему приезжала женщина – она не спускалась вниз к дому, – это невозможно для обычного, не обученного скалолазанию человека – а вставала на колени на самом высоком, хорошо видном снизу камне. И стояла весь день. Но дядя Вася за все годы так ни разу и не поднялся к ней. Даже не взглянул в ее сторону, утверждали немногие свидетели многолетней драмы – пастухи и скотники.

То была его жена. Дяди Вася был обычным жителем Алматы, пока однажды, вернувшись домой с работы в неположенное время, не застал ее с любовником. Тогда он молча вышел из дома и, как гласит молва, шел несколько дней, пока не дошел до непроходимого ущелья высоко в горах. На этом месте – том самом, на котором мы раскрыв рты слушали Канат-агу – дядя Вася остановился. Как оказалось, навсегда.

 

Со временем он построит дом, баню, даже разобьет огород. Жить станет собирательством: какую-то ценную - запамятовала название - лечебную горную траву будет сдавать в знаменитую вторую аптеку на Фурманова, а на выручку покупать необходимые продукты. Из-за нее легенду долины Асы и убили какие-то дегенераты в голодные 90-е. Пырнули ножиком при выходе из аптеки и отобрали деньги. И дядя Вася опять пешком дойдет до своего убежища, где перед смертью велит похоронить себя в ущелье. Канат-ага с помощниками сделал все, как он хотел, и поминки справил.

 

 

Могила и покосившийся крест все еще стоят там. Жена еще какое-то время приезжала, и все так же молча стояла на камне. Правда уже не на коленях – прощения просить было уже не у кого. А потом исчезла. Что с ней стало? спросила я жадно Канат-агу. Он пожал плечами, мол, черт ее знает, дурную бабу.

  ]]>
Fri, 05 Jul 2013 15:38:35 +0600Bazhkenova@yvision.kz (Bazhkenova)долина асыкочевникитау-текеhttps://yvision.kz/post/361349https://yvision.kz/post/361349
О Казахстане. Код Астаны

Сделала подарок Астане ко дню столицы, и не только одной Астане, ведь есть еще именниник. :) Разгадала Код Астаны, в чем мне помогли архитекторы, историки, и известный блогер Тимур Жансултанов.


В 2006 году на уличных видеомониторах Астаны и телеканалах появился рекламный ролик – эскиз фонтана на Водно-Зеленом бульваре Нуржол. Когда камера взмывала и показывала жителям и гостям столицы будущий фонтан сверху, их взорам представала шестиконечная звезда. «Звезда Давида в столице Казахстана!» – запестрела сенсационными заголовками столичная пресса. Разгорелся скандальчик местного масштаба. Испуганный обыватель узрел в шести острых углах семя масонского заговора. В акимат города полетели письма обеспокоенной общественности.

Главный дизайнер Астаны (2007-2012гг.) Сагындык Джамбулатов оказался в эпицентре конспирологических волнений. Все письма – от ветеранов труда, многодетных матерей, совета аксакалов – переслали ему с краткой резолюцией: «разобраться». Люди требовали закрасить, вымарать, снести иудейскую символику с главной улицы столицы!

Архитектор по образованию, Сагындык Джамбулатов не видел в шестиконечной звезде ничего кроме четкости линий, строгости пропорций и гармонии. Но прикаp обсуждению не подлежал, надо было срочно искать концы идеологической диверсии.

В компании-подрядчике, корпорации «Базис-А», весьма удивились обвинениям в связях то ли с сионистами, то ли с масонами: злополучную звезду рисовал их штатный дизайнер, обычный творческий тип. Джамбулатов вспоминает, что так устал от странной истории, не утихавшей третий месяц кряду, от назойливых звонков журналистов, спрашивавших как на духу: «А вы масон?», что, едва поздоровавшись, заругался на коллегу.

«Говорю: слушай, тут шум идет уже 3 месяца, так это ты нарисовал Звезду Давида, ты что, апологет сионизма?! Он испугался, спрашивает, какой Давид? Это же просто звезда, я взял геометрический знак и нарисовал. Я объясняю ему, как ребенку: понимаешь, шумит народ, некоторые увидели в этом сакральный, социальный и даже политический подтекст. Почему ты это сделал, почему именно эту звезду? А он: да вот ночью сидел, в голову пришло, и нарисовал. «Срочно убери, переделай эскиз!» – кричу. Три месяца свара, пресса шумит, аксакалы возмущены, а он, видите ли, ночью сидел…» Полностью текст читайте в журнале Эсквайер, вот здесьhttp://esquire.kz/content/549-kod_astanyi

]]>
Wed, 26 Jun 2013 11:01:19 +0600Bazhkenova@yvision.kz (Bazhkenova)астанабульвар акжолнорман фостермасонская символикаhttps://yvision.kz/post/359432https://yvision.kz/post/359432